Литература >>

Литература

Коржуев И.Н. Проблемы в народном творчестве современников

Печать

Коржуев И.Н.

ПРОБЛЕМЫ  В  НАРОДНОМ  ТВОРЧЕСТВЕ
СОВРЕМЕННИКОВ

СОХРАНИМСЯ,  ИЛИ  ИСЧЕЗНЕМ
СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ  ИССЛЕДОВАНИЯ
В  НОВГОРОДСКОЙ  ОБЛАСТИ  К  СОСТОЯНИЮ  ИНТЕРЕСА  НАСЕЛЕНИЯ
К   ОСНОВАМ  НАРОДНОЙ  МУЗЫКАЛЬНОЙ  КУЛЬТУРЫ  И  ДУХОВНОСТИ

К 66 Сохранимся, или  исчезнем?: социологические  исследования  состояния интереса населения Новгородской области к основам народной музыкальной культуры и духовности [сокращён. вариант] - Великий Новгород, 2010.– 140 с.

Данное издание – результат большого  исследовательского  научного труда «Социологические, экономические,  демографические наблюдения в творческой  деятельности  населения  Новгородской  области», над которым автор работал в течение 2006-2009 гг. Исследование проводилось по инициативе Союза  социологов  России,  Академии  образования,  исследовательского  комитета  по  социологии  социального  здоровья.

скачать весь материал

Фольклор, творчество, инструментарий-2

Печать

Новгородский  Кремль  красив  во  все  времена,  торжественен  в  праздничные  дни, ждёт  туристов  и  гостей  Ганзейских  городов.

Фольклорные  коллективы  районов  Новгородской  области  на  выездах  в  сокращённом  варианте.  «Свояне»  -  Хвойнинский   район  Новгородской  области.

фольк / анс.   «Круговина»  Великий  Новгород. Выступления  коллективов  дают  представление  о  народном  движении  и  потребности  таких  занятий  в  городе,  посёлке,  селе.

Анс.  ветеранов  «Лейся  песня»  п. Трубичино  Новгородского  р-на.

Внимательно  присмотревшись  к  официальному,  мы  можем   многое  понять

Анс.  русской  песни  п.  Парфино

Коллектив  участников  г.  Сольцы  Новгородской  области Анс. «Дубравушка»

скачать весь материал

КОММЕНТАРИИ

к исследованиям

Январь 2015 г.

Уважаемые читатели!

Задачей Новгородских многолетних исследований состояния народного творчества было, не только дать местный цифирный материал, а более того; показать историческую глубину и особенности происходящих коллизий. Их взаимосвязь и давление на народные традиции, приведшие к печальному нынешнему исходу.

Стоял вопрос, каким языком, для кого это будет написано, кому адресовано. И не поздно ли, спохватились, мы, обыватели?

Кемеровский вариант в таблицах, мелко написан, читается с трудом и только специалистом, если очень надо. Было решено: изложить своё, по другому, прописному варианту с анализом исторических событий, где каждое утверждение имело место быть. Были свидетели, очевидцы, факты. Начнем издалека, насколько возможно, по местным событиям.

Первую в жизни посиделку смотрел с печки в чужом доме: было тепло, удобно и интересно. Отец нес меня первенца на руках с гордостью, звёздное небо светилось. Скорее всего, это был ноябрь 1938 года.

Бабушкины хутора в то, далёкое летнее время то же, помню. Видел всё это в разных местах - могу и сейчас в подробностях обрисовать с закрытыми глазами.

На другом краю деревни у дяди Матвея на полочке у божницы, рядом с иконой стояли трапециевидные гусли. Так высоко ценилось это народное достояние.

А потом пришла война Финская, Отечественная и много чего происходило. Не раз слышал горестные слова женщин:

«Свои властные, хуже чужих!» Вот это «хуже», заметьте, довлеет и над нами, с тех пор во всём. В политике, культуре, экономике, методологии. Цинизм, враньё, подтасовки.

Народ это фарисейство, насилие чувствует, сживается, участвует - и, самоуничтожается. Покатилась Россиюшка вслед за моими деревнями по ухабам и колдобинам в историческую пропасть.

По воспоминаниям новгородца Геннадия Ефремова (ему довелось, не по своей воле, посетить чужие северные и сибирские места), власть повсеместно попирала права, достоинство граждан, была не справедливой.

Мы, малые дети, все эти беды и несчастья двадцатого века, всосали в себя вместе с материнским молоком.

Перестройщики разных формаций разорили нашу малую родину, нынешние, понаделали дыр в оффшоры, вот и посыпалось… Можешь сколь угодно трудиться, петь и печалиться. Рвать свои последние силёнки на заплаточки.

Для общей общероссийской картины нынешнего состояния народного творчества, выборку цифр смотрите по ходу текстов исследований, она с комментариями следует анкетным образцам, предложенных социологами РАН, с примечаниями и добавлениями местного значения.

Весь 2010 год, каждые два-три месяца добавлялся новый материал, уточнялись формулировки. Каждый новый абзац утверждений имел под собой факт события. Нужно было отвечать на две разные анкеты. (Взгляд на одни и те же события с разных временных позиций и перепроверка 2012 г. вели к схожим повторам)

Анкетирование велось всевозможными способами.

Из глубинок с помощью друзей, знакомых участников мероприятий, на празднествах, было получено и обработано 90 анкет. За первые два года было выслушано мнение пятьсот восьми человек, принято во внимание от трёхсот, как наиболее квалифицированное.

Отчёт сложился и формулировался осенью 2009 г. Был напечатан и положен всем непосредственным чиновникам на стол, с надеждой получить комментарии или замечания.

Круг получателей с 2010 года расширялся и повторялся, с попытками через новгородских журналистов и международный семинар учёных выйти на Москву, на первый канал Российского радио. Возможно, дошло? С начала 2011 года по радио (первый канал вещания) стало заметно больше звучать песенного материала, а баянистов, балалаечников, как не было, так и нет, не слышно!

Московским фольклористам был выдан, сокращённый, быстрочитаемый обзорный вариант по исследованиям, с надеждой вступить с ними в будущий контакт.

Последующими местными перепроверками исследований, в заявленных формулировках, ошибок не выявлено. Менялись цифры в сторону ухудшения положения.

Подтверждался процесс распада. Нынешнее положение ничуть не лучше. Теряются знакомые лица, участники постарели, устали. Некоторым по 85 лет. Для многих наступили трудные времена.

Исчезают бытовые фольклорные местные мероприятия.

Полностью исчезли из применения фольклорные музыкальные инструменты старины: псковские, новгородские, петербургские.

Недостаёт нотного материала и самоучителей, нет мастерских по ремонту баянов гармоник. Закрылся в Великом Новгороде псковский филиал торговли музыкальными инструментами.

В учебных заведениях готовится очередная переотестация. Наблюдаем испуганных местных чиновников, работников районных домов культуры в предвыборной компании. «Старину» в библиотеках все власти, успели многократно подчистить настолько, что найти что-то старомузыкальное в наших глубинках – практически невозможно. Уничтожено.

Выделились оставшиеся в творчестве активные музыканты, возросла их роль и взаимодействие (за народное творчество). Ленинградская область, Новгородская область – Подмосковье. Смотрите идею объединения по тексту исследований и фотографиям.

В сборной команде гармонистов С. Борискина играем в Подмосковье, Ивановской, Костромской и других областях. Сейчас контактируем с москвичами, с ООО Продюсерским центром «Русская Гармонь» - Ганичев А., с петербургской «Невской гармонью» - Шипков И..

По существу, редко в каких городах осталось по одному – два гармониста разъезжающих по России с поддержкой народному патриотическому творчеству.

Встречного движения, им от комитетов районной культуры, не наблюдается. Не исчезают со временем проблемы и трудности в осуществлении подобной деятельности народных энтузиастов.

Таково нынешнее залицензированное положение. Казалось бы, зачем населению все эти потребности встречаться, общаться с гармонистами?

Не всё так просто с психологией, устройством внутреннего мира человека. Быт, среда обитания, обряды, проводы в армию откладывались в подсознании в некую базовую опору духовности, в веру того, что ты в трудную минуту не одинок. За тобою твои сородичи, кто тебя кормил, провожал и остался. За них ты тоже в ответе. Будь стоек и терпелив! На поддержание всего этого у простых смертных, как правило, уходила вся жизнь. Насколько народ справлялся с такой задачей, показало время. Силы – то оказались неравны. По существу, с 1918 года, народу противостала новая власть государства, с его мощным идеологическим репрессивным аппаратом. Её двуличие, жесткость, цинизм оказались невообразимы.

Истощение человеческих ресурсов в масштабе страны многие десятилетия идут этим курсом опережающими темпами. Выходит: боремся не за сохранение, а за выживание в своём государстве? Оглянитесь - к чему пришли.

На какой исторической спирали, закрученной вниз, стоите.

Ветераны, Вы потеряли своё будущее, реальную связь с подрастающим поколением реальными поступками быть примером, даже для своих внуков. Вы зациклились в мероприятиях «самих себя». Ваших благородных примеров и стараний, для будущего, никто не видит! Вы - мы разобщены. Да, Вы стараетесь.

Вип-персоны с телевизионной свитой с местных мероприятий исчезают после официальной обязаловки.

Ваши дети, в качестве самых желаемых гостей, (те, для кого Вы все эти подвиги совершали), массово, не присутствуют…в бытовом плане, от подобных событий школьники и детские учреждения отдалены.

(В реальности видел, как два автобуса с детьми, привезёнными за 50 километров, завернули обратно – не вписывалисись в «габарит» патриотического мероприятия). Дождь помешал открытому действу на природе, сельский клуб не мог вместить всех желающих.

В современных условиях, Ветераны, кто вам мешает в Дорожном Радио по Новгородской области пустить Новгородские, Садковские, мелодии Никитина, народные сочинения-гимны Валдая, Старой Руссы. Песни гармонистов – поставьте «памятник Деревне»…?

Что касается исследований:

Весь материал отражает совокупное мнение людей с большим жизненным опытом, переживших много личных невзгод и трагедий своего края. Опрашиваемые, не посторонние случайные встречные гости. Они участники многих событий, о чём скороговоркой, пересказать невозможно.

За полтора года мелкими партиями по десять-двадцать экземпляров отпечатано и роздано на отзывы более ста экземпляров рукописей, (за свой счёт всем районам). Все это время отслеживалось положение народного творчества, вносились дополнения. В Ваших руках может быть, двадцать второй вариант, думаю 25-й, или 27-й, будет окончательный.

Последние экземпляры, по 180 страниц обновлены. Все другие 2008-9-10-х годов, считаю устаревшими. Любая детализация затруднительна, требует много средств и времени. Считаю, с меня хватит! Всё! Уеду, «в деревню, к деду!»

А никакой деревни и деда у меня нет, и никогда я его не видел. Репрессированный, отпущенный в войну за ненадобностью, он голодный, невиновный сведённый с ума, в одних портках, через всю Сибирь шел к нам домой, и не дошёл, умер от лишений с голоду. Те и мои деревни, куда он шёл, в наших местах стёрты с лица земли. От былого многолюдия только воспоминания.

Теперь я сам дед – без роду и племени. Считай, без Родины, без родни, отцовских могил, наследия и той памяти.

«Куплен Интернет», надо срочно регистрироваться и осваивать. К чему это я? А к тому, что мы под давлением рекламы нового времени, спешно бросаем всё своё, переходим в другую категорию. Из реального мира дезорентированых производителей в виртуальный мир потребителей - плательщиков.

Бросаем свои занятия на земле, ремёсла, гармони, песни.

Меняем ориентацию, приспосабливаемся, лишь бы выжить.

Комментарии

к газетным публикациям

Если взглянуть на всё происходившее в России за последние сто лет, включая и сегодняшние события, то иначе, как идеологическим варварством по отношению к местным народам и традициям, приёмы правления не назовёшь.

По сути, применялась идеология, агрессивная к любой здравой мысли: пытались ли строить коммунистическое, социалистическое, рыночное общество – в итоге разрушали семейную экономику, здоровое сознание, блокировали честных оппонентов - строителей общества. Это не ошибки отдельных лиц - это системное построение управления с жестокостями, подлогами, обманом избирателей для достижения совершенно других целей. Не просматривается выход из этого замкнутого круга для Россиян.

Народ раздавлен бесчестием, всеми этими революциями, войнами, перестройками, обернувшимися против него самого. Мы, как лунатики, блудим в нескончаемых перестроечных потёмках. Народу надорвали пуп, он обессилел! Сложил мужицкие косточки в безымянных рвах и траншеях. Крестьян - основу устоев, уничтожили. Тысячи семей исчезли, как дрова, в котлах индустриализации

Чтобы не быть голословным, отметим:

Одних поубивали в годы гражданской войны, вторых в Финскую, третьи исчезли в застенках НКВД, четвёртым на защите Лужских, Ленинградских рубежей выдавали голубые халаты и патроны к русским винтовкам с деревянными пулями.

О том, что война вот – вот начнётся - война будет, немец нападёт, даже я – шестилетний пацан, знал. В каждом нашем сельском в доме с осени 1940 года говорили. Говорили шепотом. Власти утверждали обратное…дезориентировали народ, врали.

Голубые халаты в траншеях, были хорошо видны с немецких самолётов… Беспатронники – одиночки - отступали; в наших местах их встречали заградители, уводили за деревню в овраг… Последнее, решающее «слово» принадлежало нагану, шло соревнование офицеров – кто больше расстреляет.

Приговор тройки, вслед уводящему лейтенанту обречённого, был решительный: «Расстреливай!» – (с присказкой) - «После войны, разберёмся!» (Осень -1941, весна – 42года). Сколько раз я это слышал и наблюдал! Человеческая жизнь ничего не стоила.

Под моими окнами, поочерёдно, прошли четыре отряда: голодных солдат, штрафников, сибиряков, моряков освобождать г. Холм - их положили под немецкие пулемёты. Без обходного маневра, разведки, без огневой поддержки. Сколько зазря, сгубили молодых здоровых жизней, неведомо!

А после войны, в 1953-54 году, артиллеристы-курсанты стреляли, тренировались снарядами выпуска 1939 года…

Мы, школьники, после войны не знали, куда девать адресные медальоны погибших.

Военкоматы молчали, школы не собирали.

Нам никто не подсказывал, что медальоны надо послать в Читу, Челябинск или снести в военкомат. Мы были малы, в наших карманах вообще никогда не было денег, даже на конверт. В 1946 году, когда прошла радость победы, и вытерли слёзы, народ зароптал во всеуслышание, зазвучали вопросы: «Кто виноват, что такое случилось, немец зашёл так далеко, столько горя?» Местные власти что-то лепетали, а потом, враз, все замолчали. Народ понял, задавать такие вопросы стало опасно! Все приписанные ко второй армии или в ней служившие, в одночасье стали считаться предателями.

Вот такая она – «Память» на высоком постаменте лжи руководителей «Светлого будущего», устроенном на могильнике своего народа.

И пришло время нам, расплаты за содеянное. Обезлюдила область. Земля покрылась непахаными пустырями, урочищами. С брошенными могилками стариков и миллионами невинно убиенных в крутых расправах.

Кто-нибудь повинился в таких разорениях и смертоубийствах своих сограждан?

Между прочим, оборонительные рвы в начале войны 1941 года вокруг города Холма Новгородской области, строились под руководством немецкого майора-шпиона.

Он жил в нашем доме. Видел его в советской и позже, в немецкой форме собственными глазами. Всё сводилось к тому, чтобы создать видимость строительства обороны, сделать её непригодной к настоящему использованию, занять и отвлечь людские ресурсы. (Оборона построена по берегу Ловати в низинах, в обратную сторону). По этому поводу в местном краеведении полное умолчание (не принято критиковать власти, мало ли, что!)

Нынешнее обустройство России, обращение с народом, что-то напоминает похожее. В сущности, в главной цели разорить Россию в мировом масштабе, мало что изменилось - методы стали другими:

Наше предприятие, численностью шесть тысяч человек (десять филиалов) в Великом Новгороде в 1992-94 годах акционировали руководители, все время просившие увеличения командировочных сумм для поездок в Англию. …?

Предприятие, филиалы разделили – «удочерили». Материальные ценности исчезли. В несколько приёмов, мы – акционеры, оказались за воротами - банкротами. В заводских корпусах ныне торговые, рыночные комплексы. Наш реформатор – «новый» директор – учредитель, поблизости. В офисе Лукойла.

Что будет с нами вообще дальше?

Давайте посмотрим историю: отношение к нам, строителям всяких «измов»: мораль и столетнюю тенденцию в государстве.

По порядку: НЕП – закрыли, наделы земли по едокам - отменили, хутора к 1940 году ликвидировали.

Наши работящие хозяйственные мужики Сибирь и далёкие места «благоустраивали», запуганные женщины с голодными детьми подневольно решали Сталинскую продовольственную программу.

Война! «Пришёл немец» - по началу «он» «добродушный» был, вступал с нашими женщинами в полемику:

Немец-переводчик доказывал - Сталин знал, что война будет, предал Русских, (немец хорошо говорил по-русски).

Германия давно готовилась, ожидаемого сопротивления не встретила.

(Автор был свидетелем, такого и др. эпизодов)

Наши женщины роптали, не верим!

Власть народу не доверяла, боялась за свои преступления. Их испуг, мы - дети, почувствовали,

В этой жуткой ситуации, чтобы скрывать правду конфисковали у местного населения все средства доступной информации, радиоприёмники, фотоаппараты.

Образовался тревожный информационный вакуум. Народ безоружен, власть затаилась.

Боялась, что крестьяне переметнутся.

Доказываю, у крестьян и мысли такой не возникало. Конечно, находились одиночки – подручные командовать под большевиками или под немцами…

Мы отступали.

Прифронтовое женское население с детьми было брошено на голодный произвол судьбы. С одной стороны фронт, с другой лютые морозы и бескрайние снега, пухнущие с голоду дети - их голодный вой по ночам.

Пустые амбары колхозов и никаких пайков совершенно!

Матери решают, кого из троих детей оставлять в живых, хотя бы одному двум выжить – согласны за кусок хлеба…трудно в наше время понять, в каком отчаянии они тогда находились. Своего дома нет - сожжен, мужчины, защитники на фронте - эвакуированным - голодное зимнее безлюдье. Концлагерь в тылу…

Бабушки, убитые горем стоически жертвенно умирали первыми, дедушки не попрощавшись с нами, молча «ушли», так и никогда не увидев внуков. Некоторые, приехавшие в 1945 году «беженцы» из Латвии, вновь уезжали туда от голода; возвратились позже.

Крестьяне, после пережитого голода войны, всерьёз надеялись, что колхозы распустят, им дадут землю, они накормят своих детей. С неистребимой силой их руки тянулись к сохе, к лопате. И выжили мы, победили, благодаря им, их сверхчеловеческому труду.

Такие наши российские реалии жизни прошли перед нашими глазами.

Власть, ничем не послабила заботы этого измученного народа. Своими руками подневольные, разоряли себя, со слезами в глазах, справляя сыновей, дочерей в далёкие города, подальше от этой каторжной жизни.

Поселения-хутора исчезли с лица земли благодаря зачисткам и стараниям коллективизаторов.

Деревни-строения родителей в разорившихся колхозах без молодых рук канули в вечность.

Я их всех помнил и даже строить помогал. Родители строились пять раз, я шестой. Те места заросли лесом. За прошедшие пятьдесят лет в нашей местности исчез каждый второй здоровый житель. Скажите, где какой народ вынесет такое и ещё очередную перестройку с дикими криминальными «пристройками»?

Эта цикличность перестроек переросла в стиль – методу давить народ. Сто лет строек и перестроек, триста лет труда в совокупности, моих родственников в результате ничего от этих трудов?

Ваучеры в шести акционерных обществах – они в офисах, я, их акционер на свалке подбираю одежку, двадцать лет не менял костюма. Потому что на свою пенсию инвалида ВОВ постоянно приходится помогать другим, своим и окружающим:

обворованной среде, внукам и традициям - выживать.

Да, суды «вставали» на нашу «защиту» обманутых вкладчиков. И тоже поимели нас! Поначалу стыдили непонятливых. Но вскорости начали собирать жалобщиков «пачками», человек по двадцать.

Не скупясь, отсуживали нам миллионы, с арестованных счетов, пока там не кончились деньги на судебные издержки.

Ровно через полгода жалобщикам вернули пустые конверты без объяснений, с постановлениями …взыскать… (с очищенных счетов)

Финансы – планы – крутые проекты правящей партии, за которую мы «проголосовали»! Что в итоге, мы, граждане, получили к 2014 году? Облом; Повышение цен каждую неделю, ущемление прав, появление банков и водочных магазинов на каждом углу!

Силиконовую долину или город мы построим, вступим в ВТО, а кого интересует, что будет с нашим бездольем, безработицей в вымирающей деревне? Там давно не поют - «Бывали дни весёлые…»

Что с нами происходит и что будет с населением в беспределе ЖКХ, возрастающих цен?

Действующие мастера-музыканты это теперь малые вкрапления, отдельные зёрна на почве народных бытований. Их промысел официально погашен, замолчан, изжит. Административный ресурс, ТВ, СМИ не работают в поддержку народному творчеству в поощрительном плане для молодёжи. Управленческий вандализм перерос в бытовой. Планируемый один процент на культуру в области и 1,6 % на содержание управленцев, в бюджете - говорят сами за себя. Двенадцать лет охрана областного города доверялась бандитской вооруженной группировке.

Мы о культуре, а кто-то о новой революции вещает!

Не просматривается в этой вакханалии бесстыдства и обманов никакого выхода или хорошего конца. Эта гидра цинизма поселилась в идеологии, политике, средствах информации, в умах. Она созрела, сформировалась обрела плоть, средства, методологию поедания тех, кто позволил ей выкормиться в межгосударственных масштабах. Приёмы устроителей переросли в систему аморального правления и обмана обществ.

Грустно слушать старожилов о том, что было, чего не стало и не будет никогда: (рассказы о разорённых крестьянских доколхозных хозяйствах). Обычно, это были многосемейные родственные поселения с многими детьми. В каждом районе их были тысячи.

Теперь эти места, безлюдные урочища, в непроходимых зарослях кустарников без дорог. Вот к чему мы пришли.

Безнадежно положение последних старушек этих мест и будущее их подрастающих в ближайших городках-посёлках внуков.

Им безденежным не светят университеты, банковские кресла. Большие, далёкие города не по карману. Вчера горестный звонок от внучки расстроил до потери сна: «Дедушка! Купи ещё одну убитую гармонь у подружки. Ей не на что жить». Сошлась с молодым человеком. Денег нет. За квартиру надо шесть -(ныне-десять) тысяч. В деревне работы нет. Лес вывезен. Учиться профессии - только в городе. А в городе свои проблемы. Чиновничество, используя административный ресурс, выиграло выборы.

«Прохоровцы» почувствовали себя хозяевами, спешно укрепляют своё экономическое положение.

Хотелось бы нам, простым смертным, надеяться на что-то лучшее. Не тут-то было! Всё на усмотрение капитала.

Через две недели внук – строитель, (работает по профессии и учится за свой счёт в строительном колледже), приехал в трансе. Перестали платить в дни зачётов; заработок снизился до четырёх тысяч в месяц.

И уже предупреждён, если пойдёт жаловаться по инстанциям, будет уволен с работы. Хозяину – капиталу «учёные» не нужны.

По зрелому размышлению – впереди у этой семьи ничего хорошего… Придётся мне, деду платить из своей пенсии на их выживание и осуществление конституционного права внука.

Чьё положение в нашей благословенной стране в таком случае, после выборов, улучшилось?

Профсоюза там нет, а разговоры администраторов о нравственности и справедливости – не более, чем блеф. Идти жаловаться на фирму – Боже упаси!

Только что, окончившему дипломнику – прорабу высказали сомнение в его профессиональной подготовке, полученной в этом техникуме; отказали в должности. Экономия прибыли.

Похоже, нынешнее обучение свелось не к классным занятиям, теоретическим строительным расчётам, объяснениям, а к раздаче и сбору домашних заданий.

Далее, учащиеся разбираются сами, кто как может. Покупают у репетиторов решения и объяснения.

Собственные преподаватели перегружены договорами по совместительству, репетиторством недоученных школьников, спешат заработать на платном обучении, охватить как можно больше учащихся.

Как быть дальше? Бросать учёбу, учиться? А чем платить? Цены повышаются.

Молодёжи в глубинке ещё тяжелее.

Сельские клубы обнищали, реформируются и закрываются. Нет работы - нет миллионов на ремонты, противопожарную безопасность. Новогодние штрафы сельским культработникам грозят не шуточные.

Фермеру, вырастишь урожай – разоришься, покупатели далеко, бензин дорог.

Играться, чем-то баловаться, работящему малочисленному крестьянству, совсем - недосуг.

Сфера прежней сельской культуры разрушена и потеряна. Духовный климат создавать придётся заново, через кружки и курсы при школах для крестьянских детей.

Там, где нет клубов, библиотеки, детям пойти некуда, заняться в свободное время нечем.

Знакомые новгородские «северяне» ищут возможности вернуться. Там, где они прожили десяток лет, не получить квалифицированную медицинскую помощь, для молодежи нет работы, сокращают школы десятилетки – три в одну. Возникла новая головная боль за судьбу внучек.

История, со сдачей элитой судьбы страны, повторяется в очередной раз.

Сталкиваемся с примерами – городские благоустроенные интеллигенты от «культуры», просят не беспокоить их подобными вопросами.

Есть, над чем, подумать сельчанам.

Если обратиться к местным умельцам, ветеранским кадрам?

Вопрос упрётся в оплату, аренду, материальную часть, диплом, лицензию, и Бог знает ещё во что.

К примеру: в Великом Новгороде на предложение ветерана, устроить благотворительную встречу гармонистов Подмосковья с детьми в местном ближайшем детском садике в честь 67-й годовщины Победы, (ранее была такая договорённость), новая заведующая строго потребовала: Утверждённый репертуар. Лицензию. Разрешение отдела культуры на право выступления в данном детском садике. И проводила гостя до порога.

На вопрос, есть ли такое официальное постановление? - В ответ - Да! Дабы оградить детей в учебно-воспитательных учреждениях от нежелательного влияния. Кого? Родителей, ветеранов-фронтовиков?

Действует установка колонизаторов: разделяй поколения, перевоспитывай, властвуй.

Сельскую молодёжь учить ремеслу, профессиям, полезным занятиям незамедлительно надо. В том числе игре на музыкальных инструментах, применяемых в быту.

Без реальных действий в этой сфере, без сближения интересов поколений, никакие вложения не способны остановить процесс распада личности и государства.

Соответственно, при этом желательна несколько иная практика приёмов начального обучения и репертуар своеобразный, местный. Семейно, бытовой сельской, народной направленности.

В данной работе «Сохранимся или исчезнем» желаемые мероприятия по ходу текстов высказаны.

При всех наших затруднениях выход искать надо.

Следовательно, надо трудиться, выбирать доступные к осуществлению осмысленные проекты, позволяющие меньшими общими усилиями исправлять положение. И помогать молодёжи выжить.

Потерявшие веру в справедливость, разочарованные, вряд ли, без ущерба построят своё, высоко нравственное будущее. Потому что, в основу построения государственности Россия вновь избрала проблемный путь неравных, противоречивых возможностей - антагонистов.

Для народа это путь в никуда: отчаяния и безнадежности.

Мы совершили в истории круг и действительно опять стоим перед проблемами, очень сходными с теми, которые призвана была решать, ещё та революция.

Великий Новгород. И. Коржуев

Литература 3

Печать

Давление на народные традиции

в годы становления советской власти, коллективизации крестьянства

и в наше время, в теме: состояние народной культуры

и творчества, в Новгородской области.

(по материалам исследований 2008 – 2013 годов

«Сохранимся или исчезнем»

И. Коржуев

Судьбы людские и наше детство

О том, откуда мы, кто наши родители, чьи гены покорности носим. Где истоки нашего изуродованного самосознания.

«Родительский дом – начало начал»

Спрашиваю себя: кто мы есть? Откуда родом? И далее третьего колена не нахожу ответа. Словно люди и судьбы из общего потока, встречаясь, переплетаясь, разошлись отдельными ручейками и канули в водоворотах далёких событий, оставив после себя только следы и бороздки; где конец, где начало?! Какие немыслимые катаклизмы прошлись по человечеству, чтобы оно вот так, в беспамятности потерялось?

Чтобы это понять, надо отойти, посмотреть с некоторого расстояния.

При внимательном рассмотрении оказалось, я мало знал родословную родителей, путаю имена бабушек, - ни с одной не пришлось спокойно пожить. Не могу вспомнить свою первую учительницу в голодные годы…и многое помню из того, что увидел впервые, как только начал ходить.

Дед Архип и Колька

В отцовских домашних книгах с записями, в его архиве, ни слова о родословном, а даты – только канва далёких событий.

Дед Архип - это мой дедушка, которого я вообще никогда не видел, а Колька - мой будущий отец.

Откуда фамилия пошла, выяснить не удалось. Однофамильцев оказалось много. Родственники жили по реке Ловати - водном пути в Санкт-Петербург. О других, возможно дальних Интернет-родственниках, писал журнал «Огонёк» в 1990-х гг.

Сергей Коржуев студент-спортсмен из Ленинграда, погиб в тылу врага в 1942 году от раны в живот, другой однофамилец – руководитель самолётостроительной фирмы боевых самолётов двухтысячного года. Есть публиковавшиеся учёные, вот и всё, что мне было известно об этой фамилии из Интернета.

События, описанные далее, происходили в Холмском уезде Ленинградской –(Новгородской) губернии в начале-середине прошлого века. Ни упомянутых людей, ни многих поселений, тех мест, давно уже нет. Похоже, и никогда не будет. Реки и те, обмелели.

Дедушка Архип, ещё молодым, пришедший с русско-японской войны, встретил здесь, в шести километрах от Холма, на берегах реки Ловати, свою девушку - красивую работящую Аннушку. Навсегда решил поселиться в деревне. Досталось им место в конце села из десяти построек.

Успели поставить дом, хлевок под навесом, родили двух сыновей: Колю и Алёшу. Затем ещё двух девочек, Лену и Веру, в промежутках между мировой войной, революцией, гражданской войной. Разруха, НЭП, дележ земли по наделам, хуторам, едокам - всё коснулось их, и раскулачивание тоже!

Интересная это штука раскулачивание, если вникнуть в подробности. Понятно, двадцатые годы – гражданская война, богатеи. Двадцать четвёртый – восьмой - НЭП - новые богачи. Но 1929 - 39 годы - это страна победившего «социализма». Давно Советская власть. Земля поделена, «богатеи» далеко – Магаданы строят, не мешают. Кажется: живи, работай, радуйся!...

Не раз я, внук Архипа, слушал воспоминания тех лет, да и сам историю партии читал – пересказывал, пока однажды не ошарашил маму таким вопросом: «Погоди мать, кто вы такие я хорошо, с до войны помню. Каким трудом денежка и «богатство» достаётся, тоже знаю! А кто вас раскулачивал? Что за люди?» Ведь на целых три года они становились богаче вас обобранных, (всех вместе взятых!) А через два–три года они, снова бедные, шли раскулачивать раскулаченных!?

Мать как стояла посреди избы - выпрямилась и сказала: «А ты, Ванюшка, сходи и посмотри, что растёт в их огороде, стоит в хлеве!»

Больше разговоров на эту тему у нас не было, ибо росли в тех огородах колючки, лопухи в наш детский рост и когда-то посаженная картошка. Работать в огородах эти люди не хотели явно. Даже в своих собственных.

Когда маминого отца шли раскулачивать второй раз, он увидел их в окно, успел схватить с гвоздя овечью шубу. Пытаясь её отнять, комбедовцы таскали деда по полу, пока не оторвали от неё рукава. Из дома вынесли, выгребали всё, даже пользуемые полотенца с гвоздей сняли, унесли. Скот увели. Такие мероприятия повторялись несколько раз. Припоминаю, как в обобществлённом загоне голодный скот ревел, недоиные коровы своих хозяек звали, чужим не давались.

«Чужих» работников в доме я в глаза не видывал, ничего подобного не слышал. Своя родня – дети с восьми лет были работниками у своих же родителей. Всё, что можно изготовить кустарным способом или промыслом, делалось руками родителей, детей. Когда требовалось что-то купить, родители шли на заработки.

Колька рос без отца – (отца в коллективизацию посадили). За сохой пошел в восемь лет, косить начал в двенадцать.

Крестьянин, любитель-охотник, тракторист, плотник, рабочий совхоза, ветеран – участник. Его личный трудовой стаж крестьянина -75 лет. Общесемейный: (жена, сын, дочь, внуки…) на момент перестройки -300 лет!

И НИЧЕГО!!! В наследство от государства, что давало бы какие-то средства на жизнь - учебу внукам, правнукам, наследникам. Лечение старикам.

Украли всё, у всех, вместе с «корзинами». Отнимали не единожды.

Семья строилась много раз. Как только жизнь непосильным трудом налаживалась, в стране объявлялась война или реформа.

Всё шло прахом.

Николай Архипович, мой отец (образование 2 класса) всю жизнь, на моей памяти, вёл записи работ - дневники. Фиксировал все заметные житейские события, происшествия, доходы – расходы, погоду. В его записях нет места чувствам, переживаниям.

Прожитый день уложен в одну строчку, всего несколько слов, цифр.

О том, что его самого или членов семьи за 86 лет коснулось пять войн, шесть строек жилья на голом месте, несколько раскулачиваний, семь денежных реформ и инфляций, лишение избирательных прав, ссылка его отца - Архипа, немецкий плен, ранение сына, круги НКВД 1951-52гг. и проч. проч. - вплоть до полного разорения на старости лет от перестройки - нигде ни звука!

Ни жалоб, ни порицаний.

Маме – Тане шел шестнадцатый год, когда её посватали.

Замуж она не собиралась, о любви не задумывалась, Николая видела всего один раз и замуж выходить наотрез отказалась.

На что ей резонно заметили: «Хошь – пойдёшь, и не хошь - пойдёшь, нам тебя не спрятать». И Таня пошла.

Начальства она боялась любого.

Когда ей пошел четырнадцатый год, в деревне, где она жила, на таких девочек началась настоящая охота: кого находили - увозили. Таня бежала в соседнюю деревню, её спрятал дядя Федя в подвале дома. Ночью её перевели за 20 километров в деревеньку Снегирёво. Там в течение года она жила у дяди Пети в углу под кроватью. Её подругу застали врасплох - увезли. Такую же беглянку поймали, судили. Дядя Петя - председатель колхоза и сам повис от беды на волоске. Спасла Холмская учительница, приходившая в Метню учительствовать. Она взяла Таню в свою семью. К своим двум маленьким девочкам на роль помощницы-няньки, работницы по хозяйству.

Таня напугана, сильно скучала без подруги.

Никто из сверстниц не вернулся.

Каким-то образом от увезённых, пришло письмо: «Домой не ждите, здесь нам не выжить, мы в Архангельских болотах. Валим лес».

Может, это был «усовершенствованный» оргнабор молодёжи? Стране требовались лес и дрова – всё в больших объёмах. Добровольцев таких, как Павка Корчагин, не хватало, вот и решено было привлечь из раскулаченных семей девочек.

Местным «оргнаборщикам» было сказано: «Не наберёте нужного количества - повезёте своих».

Неожиданное появление председателя или уполномоченного на пороге деревенского дома - и душа у взрослых уходила в пятки. Это означало - что-то случится. Или на заем подпишись. Или завтра, на себе за 90 километров со станции зерно переносить в колхоз. (Со своей пайкой и большим заплечным мешком на полотенцах.)

Мама прожила 88 лет. В полной памяти. Умерла стоя. Одиноко. В совхозной хрущобе, в окружении бродячих цыганских семей.

Большой скот держать сил не оставалось, а «мелочь» со дворов исчезала бесследно. Совхозники, кто мог или успел до перестройки, покинули квартиры в кирпичных двухэтажных домах. Эти дома какое-то время, с последними стариками стояли руинами, потом исчезли. Набегали цыгане, селились пьяницы. На дрова ломали, уносили, крали всё, что горит и можно выломать, расколоть, сжечь.

Это в наше время.

Жгли сараюшки, мостки, лестничные перила, рамы, дрова беззащитных пенсионеров. Само собой, эти кочевые люди огородов не копают и не сажают.

Если описать их быт и нравы, нормальный человек, не видевший такого, не поверит. В натуре это вороватые, безвольные, опущенные на дно, — те же «комбедовцы», новой эпохи - 1995-2000-х годов!

Дед Архип, закладывая строительство, предусмотрел все потребности будущей большой семьи. Три комнаты в семь окон, спальню, кухню, кладовую, закрома, туалет, навесы для утвари, места обеда для маленьких детей и полной семьи. Отдых и прочие удобства для возможных будущих десяти человек.

Он делал первые хозяйственные шаги и закончить стройку, прижиться на новом месте не успел. Началась эпоха коллективизации, раскулачивания.

На пике подъёма личного строительства никто из трудолюбивых мужиков от только что построенного и приобретённой живности добровольно отказываться не хотел; как стало понятно, в колхоз вступать отказались. Архип Михайлович был не один такой упрямый.

Многие в округе не хотели. Политическими противниками власти они не были, организация колхоза несколько раз разваливалась из-за неподготовленности организаторов.

Крестьяне видели и понимали, с какими бесцельными, не хозяйственными соседями им пришлось бы работать. Настоящий крестьянин всегда, по природе своей хочет только одно, трудиться и зримо ощущать результат своего труда в будущей опоре и поддержке своих детей. Работать, работать, жить и знать, что они сыты, одеты, в тепле, в безопасности.

Властная кара за непослушание последовала незамедлительно.

В разгар раскулачиваний в нашей местности случилось убийство учителя начальных классов, ходившего во главе этих комбедовцев.

Арестовали многих мужиков во всей округе, всем нашли обвинения. Даже тем, кто в момент события находился в двадцати километрах от места преступления. Получил Архип 10 лет по доброте своей.

Следователь попросил у деда пеньку на верёвочку. Дед разрешил - бери сколько надо! И удивился, когда тот взял мало. Пошёл и принёс следователю ещё. Вот это «ещё» отправило деда Архипа далеко, надолго, навсегда. Пенька совпала!?

Местные крестьяне соседних близлежащих деревень, сговорившись, ремонтировали сельские дороги. Вечером оставляли телеги в нашем дворе и уезжали по домам верхом на своих лошадках. Во дворе лежали тюки пеньки, один из приезжих стянул себе пару связок. Из этой пеньки в другой деревне четырёх километрах от нас), были свиты верёвки которыми убийцы, (два брата), хотели замотать труп убитого и утопить в реке.

Всему этому был свидетель дед Сенька. В ту пору он был ещё молодым. Сенька молчал двадцать лет, остался жив.

Если бы на допросе он вякнул, в руках ОГПУ он исчез бы первым. Его показания не вписались бы в заказанный сценарий, посадить всех непокорных.

Перепуганным женщинам с детьми было сказано: «Или вы все вступаете в колхоз, или… за мужьями».

Дважды повторять не пришлось. Так в наших местах образовался колхоз светлого будущего под названием «Путь к коммунизму», Богдановского сельсовета (по фамилии погибшего учителя), в Холмском районе. 1930 год. Книги памяти - том 6; стр. 267; тома 8-9 стр. 257; Когда пытаешься понять то время, просматривая годы, события, начинаешь понимать - террор шёл все годы, как только власть оказалась в руках определённых людей. Списком назначались категории и сословия, подлежащие уничтожению. Списки постоянно пополнялись. «Зачистка» шла вовсю; страна большая, народу много. Были не согласные, были правдоискатели.

К тому времени, были местные сельскохозяйственные кооперативы, наладившие сопутствующие производственные предприятии по выпуску готовой сельскохозяйственной продукции, выходящей на мировой рынок. Наших вождей это не вразумляло. Убеждать? Доказывать хорошим примером, это слишком долго, хлопотно … В революционном угаре, что нам пели комитеты босяков, ведомые учителями: «До основания разрушим, а потом… хотели скорее, военной силой.

Разрушать, не строить, опыт у Власти был.

… Сибирь большая, рвов по России хватило всем несогласным.

В 1939 году местные жители, разбирая гумно двух братьев, нашли в соломе крыши револьвер, из которого был убит учитель. Сдавать наган побоялись, был слух, – утопили. В 1947 году один из братьев - (убийц) в ночь, (через семнадцать лет), объявился в своей деревне и сразу же ушел в неизвестном направлении.

Никто, из невинных осужденных мужиков, не вернулся. Если кого отпускали, за ними приезжали «свои» ночью и увозили навсегда.

В нынешнее время в тех местах, совершенно никого не осталось. Пустыри, дикие заросли и бездорожье. Последние наследованные домики ленинградских дачников сгорели в пожарах. Какое то время земли принадлежали совхозу. Потом и он канул в перестройку.

Опустевшие кирпичные строения совхоза растащили. Они не были приспособлены для ведения домашнего сельского хозяйства.

По стандарту победившего социализма в двухкомнатной квартире совхозника - два человека в кухне за обедом сидели бочком у стола, двое других, помоложе, жевали стоя.

Чугунки, вёдра, дрова, предметы сельского обихода в тесной каморке кухни занимали много места.

Потому что, самому человеку производителю всяких благ, благ не предусматривалось.

Какие ещё поблажки: «винтикам, болтикам, приводным ремням, кирпичикам великих строек?» В величии великих строек это всё и сам человек – строительный материал.

Материал, в том числе и человеческий, имеет свойство расходоваться, «рудники» — запасы истощаться.

В итоге, на моей малой Родине ни того, ни другого. С тех пор, там никто не живёт и фольклора, даже поминального, конечно, не будет.

Теряются знакомые лица, участники фольклоров постарели, устали. Некоторым по 85 лет. И никакой деревни, родни и своего деда у меня нет. Никогда я его не видел.

Репрессированный, отпущенный в войну за ненадобностью, он голодный, невиновный сведённый с ума, в одних портках, через всю Сибирь из бухты Нагаева шел к нам домой, и не дошёл, умер от лишений с голоду. Тринадцать лет держали его на Дальнем Востоке. Те деревни, куда он шел, или откуда увели десятки других родственников: (дядек, тёток), и мои - к нынешнему времени стёрты с лица земли.

Невольно возникает закономерный вопрос, так кто же в государстве был врагом, клеветником и палачом своего уничтоженного народа?

Свои, своих? И кто это они были. Есть, будут?

Судите не по речам, а по делам оных.

Переход от репрессий в отношении физических лиц

к осуществлению давления на народные традиции в

социальной и культурной сферах

Теперь я сам - дед, без роду и племени. Я не унаследовал их старания, ремёсла их помыслы хозяйствовать на земле, потому что и мою – нашу жизнь в очередной раз круто повернули. Свою долю я добросовестно вложил в строительство всего, что требовалось, не отлынивал, учился всему и всячески сам, помогал другим.

Как мужик – глава планируемого начала, осознавая значение духовности всего сущего, всеми способами поддерживал, способствовал единению, дружелюбию, просвещению СВОЕГО народа. Выросший на природе в деревне, перенёсший чужбину, голод, холод, конечно, заметил как: под опустошающем силовом, идеологическом давлении в сфере отношений и культуры исчезают бытовые местные мероприятия, связующие поколения. Исчезают семьи.

Главенствуют лицемерие и идеологическая ложь, под которой обесценились все понятия совести и справедливости.

Добросовестность и главенство труда заменилось завистливой изворотливостью славословия, идеологических управленцев. Под их давлением и руководством страна обезлюдила. Фальсифицируется история. Фольклор – традиции, (основа народной мудрости) исчезли.

По существу, от всего, редко в каких городах осталось по одному – два музыканта-гармониста разъезжающих по России с поддержкой народному творчеству. (Гармонисты здесь как часть культуры, ремесла).

Исчезли из применения фольклорные музыкальные инструменты старины: псковские, новгородские, петербургские. Под давлением налогов, преследованиями властей, исчезли многие навыки, ремёсла и традиции, трудиться индивидуально – общаться семьями и сообща постигать смысл жизни. Размотали всех по белу свету.

Таково нынешнее наше российское положение.

Казалось бы, зачем народу все эти потребности встречаться, общаться со своими музыкантами?

Не всё так просто с психологией, устройством внутреннего мира человека. Быт, среда обитания, обряды, проводы в армию откладывались в подсознании в некую базовую опору духовности, в веру того, что ты в трудную минуту не одинок.

За тобою твои сородичи, кто тебя кормил, провожал в далёкий путь и остался. За них ты тоже в ответе. Будь стоек и терпелив!

На поддержание всего этого у простых смертных, как правило, уходила вся жизнь. Насколько это трудно, и как народ справлялся с такой задачей, показало время. Силы–то, оказались неравны.

По существу народу противостало государство, с его мощным идеологическим репрессивным аппаратом. В горе, люди стали бояться общения с соседями, петь свои старинные песни о тяжелой доле, плясать стало некому.

Крестьянину, мерой всему стал непосильный труд и репрессивный кнут. Народ стал вырождаться, меняться.

Истощение человеческих ресурсов в масштабе страны от начала Первой мировой войны многие десятилетия идут этим убийственным курсом опережающими темпами.

И сегодня: сотни вопиющих примеров убеждают нас, боремся не за сохранение, а за выживание в своём государстве? И если кто говорит, давайте подождём, посмотрим, может что изменится?

Прежде всего, оглянитесь, к чему пришли. На какой исторической спирали, закрученной вниз, стоите.

Опоры под этой спиралью уже нет! Генетически нездоровое общество, больные обречённые дети и Власть в кривом зеркале.

И как никогда, велика вероятность того, что в процессе реформирования всего и вся, исчезнут последние очаги сельской традиционной и семейной культуры. История как колесо, на удивление, крутится и повторяется. Было уже всё подобное, было!

Перестройка общества на новый лад, грубо разрушает местный уклад жизни: всё, что относится к традициям, быту, культуре народа. Новые веяния не объединяют, а разъединяют поколения. Возьмите к примеру, Хрущёвские переселения на центральные усадьбы.

Окраины, небольшие сёла остались без техники, молодёжь без работы и клубов, старики без наследников, земля без крестьянских рук.

Ныне мы не конкурируем и ничего не противопоставляем гитарному, электронному, «пупсовому» иностранному, товарному, идеологическому нашествию. Телесериалы, СМИ, радио, мода - нас морально, физически психологически калечат. Монополисты захватывают сферы влияния, банкротят, душат экономикой.

Об этом говорят исследования, которые пришлось провести по анкетам учёных Российской Академии Наук в области состояния нынешней культуры народа Новгородской области:

Весь собранный материал отражает совокупное мнение людей с большим жизненным опытом, переживших много личных невзгод и трагедий своего края. Опрашиваемые, не посторонние случайные встречные гости. Они участники многих событий, о чём скороговоркой, пересказать невозможно.

Компетентные, независимые от данных обстоятельств, эксперты с жизненным опытом прямо заявляют: о гибели русской культуры, обнищании народа, поголовной преступности, наркомании, пьянстве, растлении детей, деградации населения, уничтожении сельской (деревенской) диаспоры.

По материалам исследований:

«Сохранимся или исчезнем».

По старым, не писаным сельским «методам» в «спортивной» и игровой, фольклорной среде росли и взрослели все деревенские поколения. Эти игры давали здоровье и выносливость, фольклор и родственники воспитывали. За несколько десятилетий, мы всё переиначили. Тягу к труду, традиции (коллективизм), в корне задушили.

* Можно сказать, следующее: сменив вывески и демагогию, вырастили поколение, половина которого ничего не знает о своём государстве, истории края, о двоюродных - троюродных родственниках, никогда не видели своих дедушек, не слышали распевы крёсных, тётушек. Соответственно у этого поколения свои нравы и представления, свои приоритеты, кумиры и предпочтения.

Сделайте выводы, отчего, внушая нам, наши Перестройщики-«патриоты», запевалы рыночных отношений, обещавшие нам честную конкуренцию, предусмотрительно свои виллы и деньги спрятали за границей?

Комментарии к прошлым и нынешним

газетным публикациям и сообщениям,

к нынешнему состоянию общества

Если взглянуть на всё происходившее в России за последние сто лет, включая и сегодняшние события, то иначе, как идеологическим варварством по отношению к местным народам и традициям, приёмы правления не назовёшь.

По сути, применялась лживая идеология, агрессивная к любой здравой мысли: пытались ли строить коммунистическое, социалистическое, рыночное общество – в итоге разрушали семейную экономику, здоровое сознание, блокировали, уничтожали честных оппонентов - строителей общества.

Всё это планировалось властями и оформлялось секретными решениями, постановлениями. Всё идёт оттуда. Это не ошибки низов.

Это системное построение управления с жестокостями, подлогами, обманом избирателей для достижения совершенно других целей. Не просматривается выход из этого замкнутого круга для Россиян и в будущем.

Народ раздавлен бесчестием, всеми этими революциями, обернувшимися против него самого.

Официальные заявления СМИ о якобы положительном возрождении находятся в полном противоречии с возможностями местного населения. Народ ничем не владеет.

Народу надорвали пуп, он обессилел! Сложил мужицкие косточки в безымянных рвах и траншеях. Крестьян - основу устоев России, реформаторы разных мастей уничтожили. Вместо разумной экономической политики применили насилие.

Плачевный результат неразумной траты людского ресурса, духовного потенциала, сказался на нашем образе жизни, мышлении, на поведенческом уровне. На нашем нынешнем и будущем.

Чтобы не быть голословным отметим; «Наши» - свои - свих:

Одних поубивали в годы гражданской войны, вторых в Финскую, третьи десятками тысяч, миллионами исчезли в застенках НКВД, четвёртым на защите Лужских, Ленинградских рубежей выдавали голубые халаты и патроны к русским винтовкам с деревянными пулями.

О том, что война вот – вот начнётся - война будет, немец нападёт, в каждом нашем сельском доме говорили. Говорили шепотом с 1940 г! Власти утверждали обратное…Вводили народ в заблуждение, врали.

Голубые халаты в траншеях, были хорошо видны с немецких самолётов… Беспатронники – одиночки - отступали; в наших местах их встречали заградители, уводили за деревню в овраг… Последнее, решающее «слово» принадлежало нагану, шло соревнование офицеров – кто больше расстреляет.

Приговор тройки, вслед уводящему лейтенанту обречённого, был решительный: дословно - «Расстреливай! - После войны, разберёмся!» (Осень -1941, весна – 42года).

После войны, в 1953-54 году, артиллеристы-курсанты на волгоградских полигонах стреляли, тренировались снарядами выпуска 1939 года… Четыре отряда поочерёдно, под моим окном в 1941-ом, в 42-м прошли «брать» город Холм без всякого обеспечения. Их гнали приказом на убой.

Назавтра от этих отрядов оставалось 12 – 17 человек.

Мы, школьники, после войны не знали, куда девать адресные медальоны погибших. Военкоматы молчали, школы не собирали. Нам никто не подсказывал, что это надо послать в Читу, Челябинск или снести в военкомат. Мы были малы, в наших карманах вообще никогда не было денег, даже на конверт.

В 1946 году, когда прошла радость победы, и вытерли слёзы, народ зароптал во всеуслышание, зазвучали вопросы: «Кто виноват, что такое случилось, немец зашёл так далеко, столько горя?» Местные власти что-то лепетали, а потом враз, все замолчали. Поняли, задавать такие вопросы стало опасно! Упорных, настырных помещали навсегда, подлечиться, в закрытые спецбольницы.

Вот такая реальная наша «Память», на высоком постаменте лжи руководителей «Светлого будущего», устроенном на могильнике своего народа.

Оборонительные рвы в начале войны 1941 года вокруг города Холма Новгородской области, строились под руководством немецкого майора-шпиона. Он жил в нашем доме. Видел его в советской и позже, в немецкой форме собственными глазами.

Всё сводилось к тому, чтобы создать видимость строительства обороны, сделать её непригодной к настоящему использованию, занять и отвлечь людские ресурсы. (Оборона построена по берегу Ловати в низинах, в обратную сторону). Нынешнее обустройство России, обращение с народом, что-то напоминает похожее

написанном здесь и далее, свидетельствую как очевидец)

В сущности, в главной цели разорить Россию в мировом масштабе, мало что изменилось - методы стали другими:

Наше предприятие, численностью шесть тысяч человек (десять филиалов) в Великом Новгороде в 1992-94 годах акционировали руководители, все время просившие увеличения командировочных сумм для поездок в Англию. Зачем?

Предприятие, филиалы разделили – «удочерили». Материальные ценности исчезли. В несколько приёмов, мы оказались за воротами - банкротами. В заводских корпусах ныне торговые, рыночные комплексы. Теперь мы там торговцы - покупатели чужого товара. Поддерживаем экономику долларов, евро, юаней.

Наш реформатор – «новый» директор – учредитель, поблизости. В офисе Лукойла.

Что будет с нами вообще дальше и с нашей «демографией»?

Давайте посмотрим историю: отношение к нам, строителям всяких «измов»: мораль и столетнюю тенденцию в государстве.

По порядку:

НЕП – закрыли, наделы земли по едокам - отменили, хутора к 1940 году ликвидировали.

Наши работящие хозяйственные мужики Сибирь и далёкие места «благоустраивали», запуганные женщины с голодными детьми решали Сталинскую продовольственную программу.

Мы все, помогали всем, кто за (мировую революцию). Во рвы отправляли любого, кто посмел, или мог усомниться. В итоге противодействия сему нашему устремлению и (террору), получили организованный у наших западных границ германский «щит» - фашизм.

Война! В наши места «Пришёл немец» (с винтовкой на плече)- по началу «он» «добродушный» был, вступал с нашими женщинами в полемику: один из них, хорошо говорил по-русски!

Немец доказывал - Сталин знал, что война будет, предал Русских, Германия давно готовилась, сопротивления не встретила.

свидетель – присутствовал при такой сцене).

Наши женщины тихо роптали, не верим!

Власть народу не доверяла, боялась за свои преступления.

Их испуг, мы - дети, почувствовали,

В этой жуткой ситуации, чтобы скрывать правду наши конфисковали у народа средства доступной информации, радиоприёмники, фотоаппараты.

Образовался тревожный информационный вакуум.

Народ безоружен, власть затаилась.

Боялась, что крестьяне переметнутся.

У наших крестьян и мысли такой не возникало.

Конечно, находились одиночки – подручные командовать под большевиками или под немцами…

Мы отступали.

Прифронтовое женское население с детьми было брошено на голодный произвол судьбы. С одной стороны фронт, с другой лютые морозы и бескрайние снега, пухнущие с голоду дети - их голодный вой по ночам. Пустые амбары колхозов и никаких пайков совершенно!

Матери решают, кого из троих детей оставлять в живых, хотя бы одному двум выжить – согласны за кусок хлеба…

Трудно в наше время представить, в каком отчаянии они тогда находились. Своего дома нет - сожжен, мужчины, защитники на фронте - эвакуированным - голодное зимнее безлюдье. Концлагерь в тылу…

Бабушки, убитые горем стоически жертвенно умирали первыми, дедушки не попрощавшись с нами, молча «ушли», так и никогда не увидев внуков.

Некоторые, приехавшие в 1945 году беженцы из Латвии вновь уезжали туда от здешнего голода; возвратились позже. Такие наши российские реалии жизни прошли перед нашими глазами.

Поселения-хутора исчезли с лица земли благодаря стараниям коллективизаторов. Рождаемость упала в два-три раза. По сравнению с девятнадцатым веком.

Деревни-строения родителей в разорившихся колхозах канули в вечность. Я их всех помнил и даже строить помогал. Родители строились пять раз, я шестой. Те места заросли лесом. За прошедшие пятьдесят лет в нашей местности исчез каждый второй житель.

Скажите, где какой народ вынесет такое и ещё очередную перестройку с дикими криминальными «пристройками»?

Эта цикличность перестроек переросла в стиль – методу давить народ.

Сто лет строек и перестроек, триста лет труда в совокупности, моих родственников в результате ничего от этих трудов?

Ваучеры в шести акционерных обществах – они в офисах, я, их акционер на свалке подбираю одежку, двадцать лет не менял костюма. Потому что на свою пенсию инвалида ВОВ постоянно приходится помогать другим, своим и окружающим, среде - традициям, выживать. И сейчас, всё повторяется снова.

Да, суды «вставали» на нашу «защиту» обманутых вкладчиков. И тоже, поимели нас! Сперва отказывали, стыдили доверчивых.

Потом, собирали жалобщиков «пачками», человек по двадцать.

Не скупясь, отсуживали нам миллионы, с арестованных счетов, пока там не кончились деньги на судебные издержки.

Ровно через полгода жалобщикам вернули пустые конверты без объяснений, с постановлениями …взыскать… (с опустошённых счетов).

- Вот такая мораль и справедливость властей всех мастей.

Финансы – планы – крутые проекты правящей партии, за которую мы «проголосовали»! Что в итоге, мы, граждане, получили к 2014 году? Облом; Повышение цен каждую неделю, ущемление прав, появление банков и водочных магазинов на каждом углу!

2013 год. Дело поставлено на конвейер: работяга - занимай, покупай, упивайся – гуляй на всю, - десять дней новогодних непрерывных праздников.

Благодетели за границей, на Канарах, барыши подсчитывают, торговля спиртным идёт полным ходом. Граждане пьют-гуляют, двери отрезвителей любезно открыты, (анонимно, считай, по четыре с половиной тысячи в сутки с семьи пропойцы - с нового 2014 года).

К кодированию непрерывная живая очередь – 30 – 40 минут - 3500 рублей. Чем не бизнес! Все при деле - роли распределены.

Слёзы родственников, прогулы. Нечем платить за квартиры или за долги по кредитам? Здоровье нации, психоз? А кого это волнует! Оказалось в такой ситуации помощь от Государства получить невозможно, все на каникулах. Деньги, давай деньги!

В городе, подрабатывающие ветераны, десятилетиями просят Хозяев «узаконить» им официальную оплату за труд в зачёт пенсий. На это им отвечают – не нравится в конверте, можете уходить!

Что с нами происходит и что будет с населением в беспределе ЖКХ, возрастающих нынешних цен?

Инициативы низов -это теперь малые вкрапления, отдельные зёрна на почве народных бытований. Их промысел официально погашен, замолчан, изжит. Главенствует воля власти бизнеса.

Локализуется традиционно культурная городская народная среда, исчезают во многих селениях социокультурные сообщества. Сокращается жизненное пространство духовного бытия русского этноса.

Промышленные центры, города имеют свои планы, некоторые возможности. Они охватывают какой-то процент близлежащего населения своей сферой деятельности в культуре нового времени с кричащими эстрадами. Но не всех, и только процент от общего. А что на пограничных удалениях? На окраинах, не охваченных комитетами территориях? Среди населения со своей своеобразной культурой и традициями самим наряжаться, гулять, веселиться – жить своей самостоятельной жизнью!

Всё это когда-то составляло базовую людскую общность и привязку к земле и местности. Помогало работать, жить, растить детей. В этой цепочке налаженных взаимосвязей что-то тронуть было нельзя – народ её создавал веками, скрепляя интересы трудом, родственными связями поколений и традициями.

На этом триединстве держалась общность. Это фундамент, на котором стояло Российское государство.

Нам без войны разрушают эту триаду: быт – культуру – экономику.

Дедовские традиции содержали в себе философию сопричастности, участия, в коллективном действе, в общении проживания. В общем понятии сбережения мест проживания и сферы духовного влияния.

В ответ на коллективизацию, войну, индустриализацию страны, новые советские семьи в два с половиной раза уменьшили рождаемость по сравнению с ожидаемым минимумом! 3,5 раза меньше средне обычного русского, девятнадцатого века).

Музыкальные инструменты, музыканты, не давали людям потеряться в одиночестве, помогали знакомиться, создавать семьи, совершенствоваться духовно. Хорошие нравы поднимали уровни мировой цивилизации. Оптимизировали бытовую культуру.

Они и детей звали трудиться, постигать премудрости жизни.

С исходом народных музыкантов порвётся незримая цепочка многих явлений. Разучатся петь, плясать, объединяться по интересам, двигаться под музыку. Исчезнут мастера. Исчезнет этот народ, его общность. К этому мы пришли.

На смену нам придут другие, с оружием, способные объединяться.

Проблема не в том моменте, убудут ли гармонисты или ещё кто-то, а в том, что за этим следуют необратимые гибельные последствия социального, демографического характера.

Административный ресурс, ТВ, СМИ не работают в поддержку народному творчеству в поощрительном плане для молодёжи. Управленческий вандализм в экономике перерос в бытовой. Планируемый один процент на культуру в области и 1,6 % на содержание управленцев, в бюджете - говорят сами за себя. Двенадцать лет охрана областного города доверялась бандитской вооруженной группировке.

Мы о культуре, а кто-то о новой революции вещает! Не просматривается в этой вакханалии бесстыдства и обманов никакого выхода или хорошего конца.

Эта гидра цинизма поселилась в идеологии, политике, средствах информации, в умах. Она созрела, сформировалась обрела плоть, средства, методологию поедания тех, кто позволил ей выкормиться.

Приёмы устроителей переросли в систему аморального правления и обмана общества.

Грустно слушать старожилов о том, что было, чего не стало и не будет никогда: (рассказы о разорённых крестьянских доколхозных хозяйствах). Обычно, это были многосемейные родственные поселения со многими детьми. Теперь это безлюдные урочища в непроходимых зарослях кустарников без дорог.

Безнадежно положение последних старушек этих мест и будущее их подрастающих в ближайших городках - посёлках внуков.

Им безденежным не светят университеты, банковские кресла. Большие, далёкие города не по карману. А это - будущий криминал.

Вчера горестный звонок от внучки, расстроил до потери сна. «Дедушка! Купи ещё одну убитую гармонь у подружки. Ей не на что жить». Сошлась с молодым человеком. Денег нет.

За квартиру надо шесть – (сегодня - десять) тысяч. В деревне работы нет. Лес вывезен. Учиться профессии - только в городе.

Да это ж, какое будущее, ждёт нашу молодежь?

А в городе свои проблемы.

Чиновничество, используя административный ресурс, «выиграло» выборы.

«Прохоровцы» почувствовали себя хозяевами жизни, заспешили укреплять свои экономические позиции. Хотелось бы и нам, простым смертным надеяться на лучшее.

В условиях капитала и господ - не тут-то было!

Через две недели внук – строитель, (работает по профессии и учится за свой счёт в строительном колледже), приехал в трансе. Перестали платить в дни зачётов; заработок в такие месяцы снизился до четырёх тысяч. Он единственный в аудитории обучается по специальности, не может получить бесплатное образование. Всеми способами устрашения предприниматель препятствует получению трёхнедельного преддипломного учебного отпуска, (разумеется, без оплаты). И уже предупреждён, если пойдёт жаловаться по инстанциям, будет уволен с работы.

Только что, окончившему дипломнику – прорабу высказали сомнение в его профессиональной подготовке, полученной в этом техникуме; отказали в должности. (По соображениям экономии строительных средств). Хозяину нужны работники, а не «учёные».

Похоже, нынешнее обучение свелось не к классным занятиям, теоретическим строительным расчётам, объяснениям, а к раздаче и сбору домашних заданий.

Далее, обучающиеся разбираются сами, кто как может. Покупают у репетиторов решения и объяснения.

Собственные преподаватели перегружены договорами по совместительству, репетиторством недоученных выпускников, спешат заработать на платном обучении, охватить как можно больше учащихся.

Для среднестатистической семьи из пяти человек, взрослыми детьми, где уже формируются две новые, желающие отделиться), по зрелому размышлению – впереди ничего хорошего… Бросать учёбу, учиться? А чем платить? Цены удваиваются… Заработки в этой семье к 2014 году упали: у мамы к моменту всеобщей отчётности зарплату повысили с 10 до 16 тысяч. Один раз выплатили. Отчитались! (С нового года срезали, на руки получила – 9 тысяч).

Семья выплачивает стотысячный кредит. Дополнительно прихватывают подсовываемые мелкие краткосрочные заёмчики на оплату ЖКХ. Таксопарк обанкротили - с нового 2014 года папа – безработный.

На новых рабочих местах, зарплату семейному человеку с улицы, предлагают 14 тысяч, при расходах только на ЖКХ - в 6 тыс.

В этой экономике, где место новорождённым детям, новому жилью?

Семейная «Корзина» угрожающе пуста, в минусе.

Профсоюза нет, а разговоры администраторов о законности, нравственности и справедливости – не более, чем блеф.

Идти жаловаться на директоров – Боже упаси! Объясняют: Всё по закону – рынок – за границей кризис. От этого трудности.

Не будут же хозяева нести убытки, у них должен быть прирост, «Ответственность» за ВВП - пресловутый «рынок».

Вот оно новое реальное, социальное положение российских семей в глобальном капитализме.

Придётся мне, деду, платить из своей пенсии на выживание молодых семей и осуществление конституционного права внука.

Чьё положение в нашей благословенной стране в таком случае, после выборов, улучшилось?

Оно принципиально не может улучшиться. Посредники, оптовики, риэлторы, фирмачи –монополисты, ЖКХ не позволят ценам снижаться.

Это их доход – прирост накоплений. В тоже время это разрушительное давление на семейную экономику народа, замаскированный геноцид в отношении россиян.

Молодёжи в глубинке ещё тяжелее. Сельские клубы россиян обнищали, «реформируются» и закрываются. У населения нет работы.

Нет миллионов на ремонты, противопожарную безопасность.

Новогодние штрафы сельским культработникам грозят не шуточные. На селе: вырастишь урожай – разоришься, покупатели далеко, бензин дорог. Играться, чем-то баловаться, работящему малочисленному крестьянству, совсем - недосуг.

Сфера сельской культуры разрушена и потеряна. Она без денег, нищенствует. Просим, возьмите пианино, баяны, библиотеку:

Из районов даже за собранными дарениями не могут приехать! Дорога и перевоз для них оказываются разорительны.

Нам городским участникам, волонтёрам-помощникам пришлось сократить шефские творческие планы. С исчезновением электричек и утренних автобусов в глубинки, ветераны и инвалиды не могут осуществить намеченные мероприятия.

Так экономические преобразования влияют на духовный климат.

В районах всё надо создавать заново, через кружки и курсы при школах для крестьянских детей. Там, где нет клубов, библиотек, детям пойти некуда, заняться в свободное время нечем.

Есть, над чем, взрослым подумать.

Если обратиться к местным умельцам, ветеранским кадрам? Вопрос упрётся в оплату, аренду, материальную часть, диплом, лицензию, и Бог знает ещё во что. Капитал на такие расходы не пойдёт. Только общественность ищет выход, как исправить положение.

К примеру: в Великом Новгороде на предложение ветерана, устроить благотворительную встречу гармонистов Подмосковья с детьми в местном ближайшем детском садике в честь 67-й годовщины Победы, (ранее была такая договорённость), новая заведующая строго потребовала: утверждённый репертуар. Лицензию, разрешение отдела культуры на право выступления в данном детском садике.

И проводила гостя до порога. На вопрос, есть ли такое официальное постановление? - В ответ - Да!

Дабы оградить детей в учебно-воспитательных учреждениях от нежелательного влияния. От кого? Родителей, ветеранов-фронтовиков?

Действует установка посредников колонизаторов: разделяй поколения, перевоспитывай, властвуй?

Потерявшие веру в справедливость, разочарованные, вряд ли, без ущерба построят своё, высоко нравственное будущее. Потому что, в основу построения государственности Россия вновь избрала проблемный путь неравных, противоречивых возможностей - антагонистов. Для народа это путь в никуда: отчаяния и безнадежности.

Потому что, в очередной раз, у народа в буквальном смысле слова, выбили «почву» из-под ног.

Социальные, бытовые, экономические неприятности для населения возникают столь стремительно, что к ним не успевают приспособиться, появляются новые, непредвиденные. Для местного народа – разорительные.

Всё эти проблемы надо рассматривать в комплексе основ выживания - Культура - Труд – Здоровье – Спорт - просвещение .

Они в наше время в глубоком кризисе.

В четвёртом нашем поколении в семьях – вырождение, в три года дети не могут ходить – говорить. Мозг с куриное яйцо.

Сейчас под воздействием рекламы, пропаганды звёзд, знакомые беременные невестки - поголовно курят, потребляют тоники, таблетки. Пятьдесят лет тому назад ничего подобного не было!

Манипуляции и безнравственность истощили народные силы.

Не было бы надобности нам, искать какую-то мифическую национальную идею, нужно просто традиции собственные сохранять».

Формула выживания, сохранения основ народных традиций, что, в сущности, скрепляет Государство, проста и понятна.

Прежде всего, в улучшении материальных, бытовых социальных положений обедневших масс народа. Эта народная «масса» в наше время, практически ничем не владеет, кроме б/у старья.

В рыночных отношениях жуликов всех мастей людям отведена роль бесправных плательщиков, потребителей сомнительных виртуальных услуг и товаров.

Поскольку в этих отношениях честностью доверчивого народа отменно манипулируют, ждать хорошего, не приходиться.

Таково мнение этого народа, совмещающее надежду и неверие. По существу, такова оценка итогов осуществлённых реформ.

Власть должна быть, в любых формациях. Особенно в трудные, переломные времена на стороже. Но она должна быть честной и справедливой со своим народом!

Власти отожествляют себя как народные. Заявляют, что они избраны народом, представляют его интересы. А вот тут-то, позвольте усомниться в их поступках и делах. Народ обманывается, или доверился настолько плутократам, что не способен выбрать правильный нравственный путь. Ещё будучи девятиклассником, начитавшись в (истории ВКП(б) героических подвигов наших революционеров), я же к тому был радиолюбителем, у меня детекторный приёмник работал. Сидя на теплой деревенской печке, слушая стоны о смерти Вождя, тоже задавал себе вопросы: А вот мог бы я отдать свою жизнь прямо сейчас, чтобы Ленин, Сталин вот тут же были живы?

В раздумье, - жалко её, но решительно за Ленина – да. Но вот кто они были, как человеки? Нигде ничего не узнать, не почитать. Тайна рождала сомнения. Как это, сапожнику, каким способом, (я у сапожника в то время жил), чтобы вот так, в Кремль «попасть», И как это там написано или говорилось; сапожнику можно, а с кухарки - нельзя? Или не получится, управлять… Вот такие непростые вопросы вставали уже тогда.

Нас обманывали – мы давили сомнения, надеялись, верили.

В нынешней ситуации есть отличия, здоровую конкуренцию, успех, нам обещают Олигархи. Пособники той власти.

Ветераны энергично поддерживают традиционно все виды промыслов, народное музыкальное творчество, фольклор. Являются ведущими разных уровней комитетов, кружков, коллективов.

На их содействие Государство могло бы реально рассчитывать в поддержке.

Но такое положение не вписывается в рыночный расклад, следовательно: они, их дети, стали и будут, очередной жертвой новых реформ. Подвергнутся и дальше социальному, экономическому давлению. Реформы только планируются как благо, осуществляются всегда за счёт народа. (Тезис автора)

В целом в русском обществе идут необратимые потери здоровья, духовности, нравственности, чувства долга, ответственности за судьбы людей. Это горько сознавать, но это так! И всё меньше тех, кто это осознаёт. Разнобой понятий, вкусов, потребностей.

Утрачено уважительное отношение к духовному, глубинному, самобытному и местному. Эта утрата - народной Души - совести. Невосполнима. Дорого обойдётся всем нам и Государству.

Без традиционной культуры народ - никто, ничто.

Утраченное поддерживало базовую общность, здоровье нации, давало надежду личности реализовать себя. Предоставляла индивиду в обществе возможность выбора - многостороннюю связь.

Разве не народная музыка – песня в первую очередь поддерживала Государственный патриотизм и политическую устойчивость единения народов?

Гармонное производство, творчество, ремёсла в России тысячам людей давали работу и общение. Обогащали культуру и технический прогресс. Они звали трудиться во благо.

* Приоритет политизации, профессионалам и администрированию, пренебрежение к выражению народности, подорвали эти базовые устои бытности местного населения.

Падение нравов, обнищание, развращение всеми способами, идолопоклонство в обществе – да от всего подобного в недавнем прошлом, мы ещё в себя не пришли, а нам уже уготовили новую пропасть – социально – рыночную, попирающую все первоосновы этики и морали. Где теперь не главное много и хорошо, честно работать, а нечто иное!

Социум демократии

Печать

Иван Николаевич!

С интересом и болью в сердце прочёл Ваше выстраданное исследование. Вопрос, действительно пред русским народом, пред русским обществом стоит жизненно наиважнейший – сохранится ли русский народ и его система самоорганизации – общество? Вообще то, судя даже по Вашему исследованию это уже не вопрос, а констатация факта уничтожения русского общества и русской культуры, как живого организма. Однако, раз мы с Вами и множество русских людей ещё об этом думают, возмущаются, пишут где возможно, (сегодня или в Интернет, или в изданиях типа Вашего – всё за свой счёт), то русское общество, русская культура не окончательно уничтожены и имеют небольшие шансы возродиться как птица Феникс. А для этого нам с Вами надо тщательно разобраться в процессе уничтожения русского общества и русской культуры, ибо этот процесс не только идёт спонтанно по бездумности многих русских людей, но тщательно организовывается и поддерживается агентами западного влияния на всех уровнях и во всех сферах жизни нашего народа, нашего общества и к стати, за наш с Вами счёт.

В вопросе сохранения русской культуры первостепенное значение имеет русский язык, так как только с помощью языка и может думать человек. Как говорят русские учёные лингвисты у языка самая главная функция, называется – речемыслительная. В этом смысле уничтожение русского языка – это уничтожение системы мышления русского человека. А разрушение русского языка и системы мышления русских людей происходит в первую очередь привнесением в язык иностранных даже не слов, а понятий, взамен русских. Об этой проблеме безуспешно вопиют наши великие предшественники русские словесники Шишков, Л.Н. и А.Н.Толстой, Белинский, Сумароков, Паустовский, Ушинский, Лесков, Даль… Приведу несколько цитат великих наших мыслителей по этому поводу:

«Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово – значит оскорблять и здравый смысл и здравый вкус».

В.Г. Белинский

«Я не считаю хорошим и пригодным иностранные слова, если только их можно заменить чисто русскими или более обруселыми. Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи».

Н.С. Лесков

«Если ты хочешь употреблять слова, то каждую минуту за своими словами разумей действительность».

И. П. Павлов

«Язык – душа нации. Язык – это есть живая плоть идеи, чувства, мысли». А.Н. Толстой

«Думаю, что русский язык должен быть положен в России в основу первого рода предметов. (…) Классическая школа, на мой взгляд, тем и страдает более всего, что всё в ней «слова, слова, слова», а о чём они, как они соотносятся к действительности?»

«… логичность мышления и выражения мыслей должна входить во все и всякие предметы школьного преподавания».

Д.И.Менделеев.

«Иностранные слова в русской речи – есть неприкрытая форма давления на национальную традицию мышления».

В.В.Колесов

«Берегите наш язык – наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками, в челе которых блистает …Пушкин! Обращайтесь почтительно с этим могущественным оружием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!»

И.С.Тургенев

«Влияние иностранного слова, несомненно расслабляющее, когда падает на умственную почву, не подготовленную к его восприятию, — когда говорящий не отдает себе отчёта в корнях этого слова.

Как всякое полузнание, оно хуже незнания, всё равно как полуистина (*** а полуправда значительно опаснее и хуже откровенной лжи), есть заблуждение.…

Да, вопрос об иностранных словах, важен, конечно, не только с точки зрения засорения языка, но и с точки зрения искажения мыслительного аппарата и, как одного из его рычагов, — слуховой чувствительности к речевой правильности. А чувствительность наша притупляется, — не разбирают люди, что правильно, что неправильно и почему неправильно. Мы отошли от тех корней, которые питают нашу речь, если можно так выразиться, смысловыми понятиями. Усыхает яркость природная. Мы ушли от нея и уходим всё дальше. И хочется вспомнить знаменитые слова Тургенева о русском языке, — что только великому народу дан великий язык. Что сделали из «великого, могучего, правдивого, свободного»?

К чему это я написал такое длинное вступление? Вроде ни один настоящий русский отечестволюбивый сын против этих мыслей возражать не будет? Но, проблема в том, что как правильно написал С.М,Волконский в 30-е годы, язык уже довели до печального состояния, а впереди ещё 70 лет, да ещё последние 20 с развитой индустрией разрушения языка нашего – современными СМИ.

Разрушая язык и мыслительную систему, как пишет А.Н.Толстой, разрушают и души. Поэтому, не поёт русская душа во всю мощь, на всю страну, не о чем петь, да и выразить всё это на современном языке сложно. Есть правда малое число подвижников сохраняют навык русской песни, пляски, игры на русских инструментах и это дело архиважное, чтобы была возможность, когда русская душа восстановится в государственном масштабе, то было, кому показать как петь, играть, плясать…

Сам довольно поздно это я понял и в меру сил занимаюсь сохранением русской музыкальной, песенной и плясовой культуры.

Но я о более важном, о дне сегодняшнем …

Наша задача, заняться очищением нашей системы мышления от внедрённых иностранцами и их идолопоклонниками в наш язык иностранных слов, уничтожающих русские понятия. Одно такое внедрённое понятие уничтожает не одно русское, а десятки, ибо у нас язык корневой, из одного понятия вырастает целое древо.

«Логичность мышления и выражения мыслей должна входить во все и всякие предметы…» в русское образование, русскую науку, русскую литературу, песню и всю управленческую деятельность как опора, по восстановлению русского общества и русской культуры.

Ещё Писарев говорил, что «ошибка в мыслях вызывает ошибку в словах, ошибка в словах вызывает ошибку в делах». Без правильных русских слов нам не возможно ни обсудить проблему, ни договориться, как её решать, ни тем более приступить к её разрешению.

Ошибка в словах, это как ошибка в чертежах при создании сложных конструкций, систем (а язык, культура и общество системы очень сложные) – вызывает разрушение системы в процессе её эксплуатации, а если не разрушение, то стабильное не выполнение возложенных на неё функций.

Теперь поясню, почему я именно об этом пишу Вам, после прочтения Вашей, замечательной работы.

Вы, в своём исследовании в самых важных его разделах пишете о проблемах именно общества.

Такого понятия как общество, как собственно и многих наиважнейших в русском языке и без которых общество не возможно (Чело, Чело-век, совесть, Дух, Душа, …) в западных языках и в западной системе мышления просто нет, там всё довольно примитивно.

Общество и однокоренное – община, это основа жизни русского человека, это то общее, что скрепляет в единый живой организм, то что позволяет жить в высоком смысле (жить от живот), жертвовать личным в пользу общего, и не щадя живота своего, отдавать всё самое ценное за Отечество не исключая жизни не только своей, но и даже самых близких.

Общество и мир для русских ещё недавно были синонимами. Говорили: «На миру и смерть красна». Западная система мышления, привитая нам сегодня, ничего этого не предполагает. Она предполагает, так любимую многими «патриотами русскими» – демократию.

Если переводить с латинского, а только так и нужно действовать по отношению к иностранным словам, то демос – это не весь народ, ведь есть ещё и охлос – толпа, значит демократия это не власть народа, как нас пытаются убедить, а только часть, тем более, что все идеальные демократии всегда предполагали наличие рабов.

Без рабства демократий не существовало и существовать не будет н и к о г д а!

Демократия и рабство – это синонимы и русские это должны понять. Особенно русские! Вся русская история вопиёт о том, что для запада, англо-саксов, немцев, французов… славяне – один из народов достойных только рабства. А их языки, как система мышления и проявление их, только подтверждают это. Ибо в западной системе мышления, в западных языках начиная с латинского и заканчивая французским, английским и немецким раб и славянин – это одно слово – sklave.

Так вот, их организация жизни множества, нет не человеков, а менов, супермэнов и т.д. и эта организация как раз и называется у них (а теперь и у нас) – социум. Основа которого, всегда демократия, а значит замаскированное рабство.

Наём – использование – увольнение. Устройство – примитивная иерархическая пирамида использования должностей и богатств.

Вверху кучка самых богатых, самых наглых, зубастых ползущих вверх, по головам и трупам; внизу последовательно демос-народ, (это те кто играет по правилам этой кучки), затем охлос-толпа (те кто не играет, не умеют, наивно ожидают обещанного, пьют беспробудно, живут телесериалами). –Это теперь мировая практика хозяев жизни: обещай – разделяй и властвуй!

Наёмные рабы Хозяев этой пирамиды, они вне устройства социума, это гумус, подпитывающий её.

Рабская система греческого, римского, западного образца, всегда была чужда русским, она всегда противостояла нашей самоорганизации, нашей жертвенности ради «други своя», в конце концов, нашей культуре и нашему обществу. Посему и сегодня нас они относят к варварским народам, не способным воспринять блага цивилизации.

Результаты цивилизации-приватизации наглядно просматриваются в городе и деревне.

Цивилизация от греческого цивилис – город, городская, система массового потребления и этим всё сказано. Деревня по природе своей, как и русский народ, не могут быть цивилизованы – только уничтожены, что, собственно цивилизаторы и делают.

Именно поэтому я доказываю, что наличие в обществе любых социальных проявлений и благ цивилизации – это признак смертельной проблемы для общества.

Тяга индивидуумов именно к социальным благам, социальному успеху (должности в социальной, рабской иерархии) – признак их духовной, бесчеловечности, признак эгоизма, является механизмом подготовки кадров уничтожающих общество как таковое, да и всё живое на планете. Войны, захваты, переделы, грабёж природы в миллиардных масштабах, вохабизм, ползучая экспансия…

Если в обществе появляются социальные тенденции, а это именно расслоение по имущественному признаку, называемое социальное расслоение, то это смертельно для него. В результате если люди, хоть на западе, хоть русские, организовались в социум, то общества уже нет. Собственно и наоборот. Вот почему на западе так мало свободомыслия, мало глубокой мысли, мало вольнодумцев, мало глубоких писателей и почему самые лучшие западные мыслители всегда приходят к русской культуре, к русскому культурному наследию и к русскому языку.

Нам сегодня внедрили систему мышления, где русское понятие «общество» заменяют социумом, социальными проблемами, социальными отделами, социалкой (один из отделов в их правительстве, точнее кривительстве)… Уверяют нас, что русское государство социальное по своей сути, даже в Конституцию это записали.

Русские познакомившись с сутью этого социального государства, как я показал – рабского по определению, начинают возмущаться.

Они ждали справедливости, что является основой общества, не дождались…, и не дождутся.

В социуме, понятия справедливость, нет и быть не может, поэтому «социальное государство» – это «несправедливое государство», для русских конечно, ибо только русские пока ещё боготворят справедливость и правду.

Понятие «социальная справедливость» – это оксюморон, соединение несоединимых слов таких как «водяной огонь», «деревянный металл»… И это нам русским придётся понять или исчезнуть.

Ваше исследование названо социальным и в дальнейшем часто используется слово социум в положительном смысле.

Иногда Вы переживаете за «местный социум», боретесь за его сохранение ...

Я недавно пред Новым Годом был Дедом Морозом на открытии центральной ёлки посёлка, прямо напротив ад-МИНИСТРАЦИИ и видел выходящих от туда депутатов с подарками.

– Холёные, богато одеты (норковые шапки, шубки…), все с подарками юркнули в великолепные машины и проехали мимо веселящихся на морозе детишек, даже не обратив внимания на охлос-толпу-быдло.

Вот это сравнение и есть «местный социум». Если бы это были люди от народа русского, лучшие люди и была бы не демократия и социум, а самоуправление народное и русское общество, то возможна была бы иная картинка. Обществом, подобные зарисовки, сегодня не назовёшь, общего между народом и «его избранниками» нет ничего, ибо не народ их избирал.

Есть ли что общего между ними и уборщицей нашего клуба с зарплатой в 5 т. рэ? Нет общего, значит, и нет общества.

Сын неимущей не будет жертвовать собой, спасая их богатства, машины и норковые шапки.

Владельцы попытаются нанять за деньги полицейских. Но как показала «наша» революция, в случае необходимости, их защищать не особо будут.

Это и есть закономерности социума и социальной жизни, как альтернативные обществу и человеческим отношениям.

Соответственно, в социуме, согласно его природе, просто не может быть «ИНТЕРЕСА НАСЕЛЕНИЯ К ОСНОВАМ НАРОДНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ И ДУХОВНОСТИ».

Народ – это одно, без культуры и народа то нет, они неотделимы, как курица и яйцо!

А у социума нет «интереса к народной культуре». Население, точнее – электорат и тот ему нужен раз в пять лет, не будет иметь интереса к народной культуре, ибо всё народное будет мешать.

Ему– это отстой, никчёмное старьё, препятствие доходам. Будет заменено коммерцией.

Если быть откровенным, то, как я понял, Вы пишете о русской культуре, о русском народе как основе России.

Сохранение народа под вопросом, а населению обманутой страны, - электорату, в принципе не позволительно любить что-то иное, не социальное, не западное.

Русскую культуру могут любить только сам русский народ или другие народы, знающие свою культуру и знающие, русскую.

Да, как Вы пишете, раньше «село жило, дышало», пело, «…это было бытовое явление, народ собирался, общался. Зайти к соседу в гости не считалось предосудительным. У россиян отняли понятия Души и Совести, без чего русский народ не мог спокойно жить.

Там, где исчезли музыканты – они чувствительны к изменениям – словно барометры, исчезает духовность, сплочённость. Исчезает народ…»,

я добавлю, и общество.

Да, пришли социальные коммерческие отношения, вытеснили местные человеческие отношения и село было уничтожено.

То, что осталось – это «местный социум».

О чём может петь социум, общенациональный или местный, от чего веселиться душонка представителя этого социума? От новой должности, от новой машины, от власти над остатками людей?

Радовать всё это их может, а вот песен об этом не сложишь, кривая, мелкая душонка не запоёт и не заиграет он никогда с удалью молодецкой ни на гармошке, ни на баяне, ни на балалайке... Посчитал бабки при закрытых дверях и задёрнутых шторах, выпил коньячку на радостях, включил плазменник с Домом-2, забылся…

Кто пойдёт к такому в гости, попеть…?

Естественно, что перспектив этот социум не имеет никаких, ибо дети этой «элиты» жить на селе не хотят, уверены, что в городе бабло срубить можно быстрее и проще. Так что нет перспектив у «местного социума», никаких.

Сделали они соё дело по уничтожению сельского общества, ввели социальную иерархию неравенства и рабства, будущему они будут не нужны. Западники и свои монополисты «съедят» их мелкую коммерцию.

Вы спрашиваете «какая культура, музыка, объединяющая идея придёт нам на смену, сохранит нашу общность?». Ответ прост. Он у Вас же в работе есть – никакая. («…участия официально обучаемых школьников в бытовом плане участников совершенно нет - 00 %»). А без песни, пляски, частушки, игры на народных инструментах в быту культуры русской нет и не будет, будет массовое потреблядство предлагаемого развратными средствами массовой информации в угоду транс-национальным корпорациям, если конечно нам не удастся восстановить общество, русскую систему мышления.

На всех социальных явления благополучно поставят крест.

Вы пишете, что «не это главное для политиков, но эти потребности важны для социума». Не удивляйтесь, если посмотреть внимательно на принципы устройства социума, то так и должно быть, ведь социум – будь он местный или обще национальный – это саморазрушающаяся, пожирающая всё живое, система.

В ней нет и быть не может понятия Долга, только в смысле денег под проценты, там нет понятия Добра, Справедливости – только в смысле новой машины, там нет понятия Отечества – только в смысле там, где больше платят, там нет ни чего светлого и живого, только власть, статус, бабки.

Покуда представитель социума внизу, он требует от верхов улучшить, делиться с ними и т.д., но как только, он попал выше, он будет исполнять иную роль, выслуживаться у верхов, и презирать тех кто внизу. В такой системе социум - это они, вышестоящие!

Все нижестоящие – это рабы, вассалы, и пр. – Разве верха, получившие власть и доступ к богатствам, будут, что либо исполнять из обещанного!? Они же теперь хозяева!

Вы правильно пишете, что «практика столетия показала - народ был способен сам решать многие свои бытовые проблемы – не дали.

Руководители страны, перестраивая общество на новый лад, грубо разрушали местный уклад жизни всё, что относилось к традициям, быту, культуре крестьянства. (Сведения: переписка с 25-ю регионами)».

Точнее они не пристраивали общество, а уничтожали, ломали, выкорчёвывали всё живое. Насаждали социум коммунизма, демократию, социальные отношения, экономические, какие угодно, но не человеческие.

И «как это делалось и что получилось, сегодня видно в наших вымирающих селениях. Что будет дальше…».

Да, это вопрос – что будет дальше?

Думаю, что было бы правильным просмотреть материал и везде где есть эти понятия, общество и социум либо заменить, одно другим, чтобы было понятно, что общество – это положительное, это то, что позволяет не только сохраниться, но и самосовершенствоваться, саморазвиваться, самоуправляться.

Общество изначально предполагает определённый контроль.

Социум и демократия – иерархическая пирамида, уничтожающая всё живое во имя власти и наживы только для себя, отчётности и справедливости не предполагает.

В реальности, стараниями «реформаторов» создан социум, в котором избранным корпоративно предоставляются условия для обогащения, безнаказанно осуществлять обворовывание сограждан и государства.

Желательно, изменить контекст, где социальные проявления, существующие в обществе, будут показаны как явления античеловеческие, делающие самоё общество не возможным, уничтожающие его основы. Особенно такое проявление социума и мерзавцев его насаждающих, как всемерная пропаганда социального успеха (чем больше обманул, тем выше пробрался по должностной лестнице, чем больше срубил бабла), фактически пропаганда эгоизма, алчности, похоти, удовольствий.

Здесь проблема отсутствия народных музыкантов совершенно неразрешима. В условиях социума, гармонист – это профессионал, выступающий только со сцены и на народную культуру ему начхать.

Репертуар ему промоутеры-менеджеры подберут, чтобы всегда была пошлость, пропаганда социального успеха, употребления алкоголя, курения и т.д.,

«НОРМАЛЬНОГО НА СЦЕНУ БОЛЬШУЮ НЕ ПУСТЯТ».

Чтобы воспитывать таланты музыкальные, надо среди них найти таланты человеческие, добрые душой, а не эгоистичные, стремящиеся опередить других, выделиться, засветиться, попасть на страницы печати и экраны телевизора, стремящиеся поднять других до своего уровня, а может и выше… Готовых помочь им научиться думать на великом и могучем, думать самостоятельно о главном для человека, в первую очередь о проблемах, а не о их следствиях…

Тогда это будет в первую очередь Человек, Гражданин и естественно хороший музыкант.

Такая светлая личность в любом деле достигнет значительных высот в смысле мастерства, будут и хорошие гармонисты, из числа тех, у кого к этому талант есть.

Наоборот ничего не получится, в смысле сначала профессионал, а потом - человек, когда завоюет все возможные награды и займёт должность в минкульте.

Больше соображений и предложений у меня нет.

Низкий Вам поклон за труд, за столь глубокое понимание, описание проблем нашего больного общества, нашей загубленной русской культуры, за дела которые Вы делаете по сохранению и пропаганде русской культуры, по сохранению и восстановлению нашего общества.

Успехов Вам в ваших, вернее, в наших, делах.

С благодарностью,

Староверов Андрей Рэмович

п.с. Должности и регалии не привожу, ввиду их никчёмности сегодня. Места с употреблёнными терминами на основе социума и общества, как и некоторые замечания внутри Вашего текста я выделил ярко зелёным цветом.

(Оригинал текста в архиве.

Основные положения автора, с добавлениями И.Н, включены в исследование мнений населения).

Click on the slide!

Контакты

Созвонитесь с нами!

Click on the slide!

Форум

Посетите наш форум.

Click on the slide!

Творчество

Ознакомтесь с нашим творчеством.

Click on the slide!

О нас

Привет всем!!!!

Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks